Почему мы верим в порчу и сглаз на детей?

Помощь психолога - Почему мы верим в порчу и сглаз на детей?

Задумалась над тем, насколько сегодняшние родители новорожденных и малышей постарше – суеверны. Вопрос не праздный. Я и сегодня слышу про то, что детей нельзя показывать, очень часто мамы боятся комментировать состояние детей, самочувствие, поведение.

— «У меня дурной глаз! Только скажу что все хорошо и тут же что-то произойдет! Не спит, не ест…»

Рождение ребенка – это чудо, а еще это как неопознанный лежачий, ползающий, ходячий объект. Можно вооружиться до зубов знаниями, материалами, материальными вещами для блага ребенка и своего комфортного родительства, но обязательно случится что-то непредвиденное.

Ребенок находится постоянно, ежесекундно в развитии, физиологическом и психическом. По всем законам природы, при изменениях, малыш не может находиться и быть в одном и том же состоянии. Сегодня был хороший сон, а завтра сон может отсутствовать, сегодня отличный аппетит, а завтра «ешьте сами свое пресное зеленое месиво». Каждую минуту у ребенка меняются вкусы, интересы, становятся ярче особенности характера, возникают личные потребности и приоритеты. То, что ребенок маленький – это не лишает его права на свою позицию, как человека, по отношению к чему либо (к игрушке, к еде, к реакции на погоду). Ребенок очень зависим от значимого взрослого, и не надо здесь быть «сглазу» или «порче», а достаточно бессознательных, не озвучиваемых посылов от матери.

Рождение и родительство – это таинство. В нашей культуре есть такая особенность: при встрече или мы, или знакомый человек может сразу задавать вопросы «Как дела? Как ребенок? Как муж? Где живете? Где работаешь?» — у нас это считается нормой. Когда это близкие люди, с которыми есть доверительные отношения, то проблем с ответами не возникает. Другая история, когда такие вопросы задает человек, с которым контакт не такой близкий. Я вспоминаю прекрасного Н.В. Гоголя и его роман «Вий». Очень хороший эпизод с тем, как главный герой Хома Брут очертил вокруг себя мелом. Для меня вера в «сглаз» и «порчу» как раз про то, что это как попытка нарисовать вокруг себя то пространство, куда другому нельзя. Наша культура такова, что говорить в ней «нет» — умеет не каждый, поэтому очень удобно использовать веру в мистику.

— «Смотреть нельзя, а то мало-ли…!!!»

Мне кажется, что нельзя смотреть не потому что «мало-ли», а потому что это территория матери, отца и ребенка. Это то пространство, которое принадлежит только им. Это очень чувствительное пространство к чужой мысли, слову, взгляду, особенно для тех, кто подвержен большой тревоге, кто легко внушаем. Тем более все это накладывается на собственный опыт, травмы, переживания, воспоминания.

Ребенок будет всегда непредсказуем и к этому нельзя быть готовым, и материнский «глаз» тут не причем. У каждой мамы есть право сказать «нет», «сейчас я не готова это обсуждать», «это наше пространство, оно интимное», даже если это близкие люди, тогда отпадет надобность верить и защищать ребенка от фантомов собственной психики.

%d такие блоггеры, как: